Выставки Кузнецова и Клейменова в Стерлитамаке

13 июня 2017 – Мероприятия, Новости

Выставки Кузнецова и Клейменова в Стерлитамаке

С 1 июня по 12 июля 2017 года в Стерлитамакской картинной галерее проходит выставка живописи заслуженного художника РБ А. А. Кузнецова и члена ВТОО «СХР» Е. О. Клейменова из собрания БГХМ им. М. В. Нестерова.

АЛЕКСЕЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ КУЗНЕЦОВ (1927–1990)

Предлагаемая вашему вниманию выставка посвящена 90-летию со дня рождения заслуженного художника Республики Башкортостан Алексея Александровича Кузнецова – автора известнейших произведений «Допрос Салавата Юлаева» (1953–1955), «На лесах Салавата» (1961–1962), «Легенда о курае» (1965), «Бурзянский медвежатник» (1967), «Бурзянские женщины» (1965–1970), «Денислам-бабай» (1983), хранящихся в собрании Башкирского государственного художественного музея им. М. В. Нестерова. Многие произведения предоставлены на выставку сыном Владимиром Алексеевичем и женой Надеждой Александровной Кузнецовыми.
Сфера творческих интересов Алексея Кузнецова – тематическая картина, портрет, пейзаж, натюрморт, беспредметная (абстрактная) композиция. Духовные интересы – национальный эпос, фольклор, мифология, культура Древней Руси и России ХVIII – начала ХХ веков. Излюбленные техники – масляная и темперная живопись, карандашный и перовой рисунок, акварель, гуашь, смешанная техника. Творческое кредо – переход от живописи академической к живописи экспериментальной: на основе крепкого реалистического рисунка, академического колорита и самостоятельного освоения теории «золотого сечения» – осознанное экспериментирование с формой, цветом, фактурой, пластикой линеарных ходов и пространственными соотношениями предметов и фигур. Цель – совершенство композиционного построения во имя максимального выражения внутренней природы образа.
Родился Алексей Александрович 11 апреля 1927 года в Уфе. Воспитывался в семье, где увлечение искусством было традиционным: родня со стороны отца, выходца из купеческого рода, была разносторонне талантливой. Особенно любили в семье музыку, отец имел абсолютный слух, играл на скрипке и обладал от природы приятным баритоном (такой же красивый голос унаследовали от него сыновья Алексей и Ростислав, после войны обучавшийся в Свердловской консерватории вместе с Борисом Штоколовым). Кумиром семьи был Фёдор Иванович Шаляпин. Братья Кузнецовы, выросшие в обстановке благоговейного отношения к музыке, к искусству, с детства испытывали неукротимую страсть к литературе, к чтению. «Основными в своём формировании как художника, – утверждал Кузнецов, – считаю саморазвитие и творческую среду».
«Жить в искусстве» – эти слова стали девизом Алексея Александровича. Бесконечно преданный творчеству, он, даже будучи смертельно больным, до последней минуты продолжал работать. А рисовать он начал рано – в 3-летнем возрасте: сначала – под наблюдением отца, позднее – в изокружке школы. В 1945–1946 годах учился в Уфимском художественном техникуме, причём сначала на музыкальном отделении в группе вокалистов у известного педагога Л.Н. Троицкой. В 1948–1949 годах продолжил учёбу в Харьковском художественном институте, где считался одним из лучших рисовальщиков. Но, неудовлетворенный методикой преподавания, оставил институт и возвратился в Уфу. В 1953 году начал работать над первым серьёзным произведением – крупноформатным историческим полотном «Допрос Салавата Юлаева». В 1955 году показал «Допрос Салавата» на выставке произведений художников Башкирии в Москве, экспонировавшейся в рамках Декады башкирской литературы и искусства. Картина принесла ему заслуженный успех и официальное признание: в том же году Алексей Александрович стал членом Союза художников СССР и был награждён орденом «Знак Почёта». В 1964 году был удостоен другой почётной награды – звания «Заслуженный художник Башкирской АССР». В середине 1980-х годов был избран членом правления Союза художников Башкирии, где возглавлял творческий сектор.
В 1980-е годы Алексей Александрович интенсивно занимался проблемами художественного образования. В 1987 году по его инициативе в Уфе была организована I Республиканская конференция «Проблемы художественного образования в Башкирии»», в 1989-м – II-я, и тогда же было учреждено Башкирское республиканское общество изобразительного искусства, костяк которого составили преподаватели Детской художественной школы № 1, ныне носящей его имя. В 1984 году благодаря активной и принципиальной позиции Кузнецова было восстановлено художественное отделение Уфимского государственного института искусств, в 1989 году – прежний статус Детской художественной школы № 1 как самостоятельного учреждения дополнительного специального образования. В октябре 1987 года на Учредительной конференции Башкирского отделения Всероссийского фонда культуры Кузнецов предложил организовать Бурзянский фольклорно-этнографический заповедник: это мероприятие, по его мнению, должно было стать первым действенным вкладом в дело спасения погибающей национальной культуры. Следующим шагом должно было стать определение заповедных зон национальных культур народов, исторически проживающих на территории Башкирии. Предложения Кузнецова были приняты единогласно, но на протяжении ряда лет оставались на бумаге. И только в начале 1990-х годов в Башкирии одно за другим начали создаваться национальные общества. Но это произошло уже без Кузнецова, хотя, безусловно, не могло произойти без него…
Сегодня Кузнецов – почти легенда, образ бескомпромиссного борца за идею, за право художника на самовыражение. Таким он был в жизни, таким он был и в творчестве. Отказавшись однажды от конъюнктурного повторения беспроигрышной темы (имеется в виду картина «Допрос Салавата Юлаева»), Кузнецов создал большое количество значительных произведений – портретов, жанровых композиций и натюрмортов, ставших классикой башкирского изобразительного искусства. В каждом из них воплотился его удивительный дар монументализировать форму, наполняя её светоносностью цвета. Симбиоз древнерусской традиции и стилистики «сурового стиля», выразившийся в плоскостности формы и репрезентативности образа, диктовали Кузнецову композиционное и живописно-пластическое решение произведений. Решительно изменяясь впоследствии, свои стилистические пристрастия 1950-х годов он сохранил только в акварелях – лёгких, прозрачных, воздушных, классических. Сегодня они – уникальные памятники графического искусства России.
Но и живописные эксперименты 1950-х годов не прошли для него даром: он возвратился к ним уже в начале 1960-х, активно экспериментируя с фактурой, наполняя поверхность холста преувеличенной пастозностью и декларативностью цвета, часто используя приём коллажа.
В 1970–1980-е годы стремление Кузнецова к свободе самовыражения, его неприятие официального диктата в искусстве выразилось в стилистическом разнообразии: плоскостные натюрморты соседствуют с реалистическими портретами, исторические и жанровые композиции – с композициями беспредметными, абстрактными. Именно в эти годы он ищет себя в мифологии и фольклоре, осмысливая природу таких категорий как символизм и знаковость, которые проявились даже в откровенно реалистических по стилистике произведениях.

Светлана Игнатенко, искусствовед,
заместитель директора БГХМ им. М.В. Нестерова по науке

КЛЕЙМЁНОВ ЕВГЕНИЙ ОЛЕГОВИЧ

Родился в Уфе 11 мая 1947 года. В 1973 году закончил отделение монументальной живописи Московского художественного института им. В.И. Сурикова (педагоги П.Д. Покаржевский, К.А. Тутеволь), после чего жил и работал в Москве. С 1976 году вместе с коллегой Анатолием Гребенщиковым уехал в посёлок Теплоозёрск Хабаровского края, где в доме культуры цементного завода работал над монументальной росписью «Праздничная фантазия-феерия по мотивам произведений А. Грина», завершив её в 1978 году. Затем вновь уехал в Москву, где работал художником в Государственном Историческом музее. В 1979 году художник вернулся в родной город Уфу и сразу активно вошёл в творческую жизнь коллектива башкирских художников.
Все, кто знал Евгения Клеймёнова, любили и уважали этого вдохновенного художника, обладавшего высоконравственной, чистой душой. Он был красив и внешне. Высокий, всегда подтянутый, темноволосый, с серьёзным и внимательным взглядом жгуче-чёрных глаз, со сдержанностью благородных манер. Конечно, он неизменно привлекал внимание и своим творчеством живописца. Его искусство исполнено возвышенной романтики и необычайной доброты.
По возвращении в Уфу в 1979 году он исполнил своеобразно закомпонованный «Автопортрет», показав своё лицо отражённым в осколке зеркала. Работа выявляет сложное душевное состояние автора, его неуспокоенность, требовательность к самому себе. В портрете с его смысловой содержательностью, интересным драматургическим решением задан высокий уровень профессионализма, образной глубины, которые всегда отличали творчество Клеймёнова.
Ещё более ярче мы открыли для себя этого художника, когда в 1982 году на республиканской молодёжной выставке он показал, кроме этой работы, свои шедевры «Кора»(1981), «Восхождение. Памяти А. Грина»(1982). Первая связана с его любовью к Греции, её истории, культуре. Юность и древность, красота и вечность – вот философские ассоциации художника, воплотившиеся в этом пронзительно светлом, поэтичном холсте. Его живописная пластика, вобравшая в себя сложную игру золотистых тонов и полутонов, в которой словно растворена графика формы, непременно совершенной, перейдёт затем из этого холста в другие, обозначив мир одухотворённый, романтический.
Вдохновенным состоянием, с каким художник показал восхождение человека к мечте и надежде, притягивает к себе и западает в душу картина «Восхождение. Памяти А. Грина». Блестяще нарисованная, написанная в гамме золотисто-охристых тонов, она словно соткана из воздуха и дыхания моря, согретых тёплым солнцем. В ней – ликование красоты, жизни и свободы, как олицетворение поэтических грёз, рождённых фантазией Александра Грина и столь же романтичного художника.
Уже первое знакомство с этими произведениями Клеймёнова тогда, в 1982 году, показало глубину и неповторимость таланта художника, открывшего мир, наполненный страстным стремлением к гармонии поэзии и жизни.
Много вдохновенных работ Евгений посвятил детям, он их любил и понимал, не скрывал своих нежных чувств к ним. Образы детей как нельзя лучше воплощали его просветлённое отношение к жизни. Оно ярко читается в вышеназванных произведениях, а также в полотнах «Молодняк»(1984), «Портрет Кати»(1990), «Август»(1991).
В ряде композиций присутствует ещё один любимый герой художника – конь. Когда они с женой Ларисой Дмитриевной приобрели дом в посёлке Тюльма Белорецкого района, и месяцами он работал здесь, его верным «другом» стал конь Буян, принадлежавший соседу Ивану. Евгений его очень любил, косил для него сено, выгуливал на инзерских полянах. Чувства были взаимными. Заслышав издалека его голос, Буян с радостным ржанием мчался ему навстречу. С тех пор конь всё чаще стал появляться в его работах. Для художника он стал непременной деталью, воплощающей идею гармонии человека и природы. Как блестяще он умел рисовать этих красивых, грациозных животных!
1980-е годы были временем триумфального вхождения Клеймёнова в художественную жизнь республики, России. С 1981 года он экспонировал свои работы на республиканских выставках. В 1983 году стал участником выставки пятнадцати уфимских художников «Мир, в котором мы живём», в 1984 – всероссийской «Голубые дороги России», в 1985 – всесоюзной «Земля и люди», зональной «Урал социалистический», в 1991 – групповой выставки башкирских художников «Пятый угол» и ряда других. В 1985 году становится членом Союза художников СССР, России.
Е. Клеймёнов не стоял вне времени, Всё, что происходило вокруг, было и его жизнью. Как истинный гражданин Отчизны он переживал со страной всё, что выпало на её долю в 1980-е годы – годы перестройки, когда несправедливо отрицались многие духовные идеалы, постепенно стали стираться значения таких понятий, как «патриотизм». «самопожертвование» во имя Родины. Причастность к жизни страны Ии её истории руководили не только творчеством Евгения Олеговича, но и его поступками. Он сшил себе казачью форму, носил папаху и яловые сапоги, отпускал пышные усы – в этом он видел соответствие русской традиции и выражение мужской силы.
Чувства и мысли художника находили отражение в его полотнах, в которых не было бытописательства, в них всегда представали обобщённые планы, посредством которых он выражал свои размышления. Таковы работы мастера на тему Великой Отечественной войны, одна из которых «Односельчане» (1984) находится в собрании нестеровского музея и представлена в экспозиции. Словно из глубины времени возникают в ней пожелтевшие фотографии людей, плотно собранные в одной рамке, как раньше это делалось в наших домах. Эта композиция родилась у него, когда он прочёл в газете о судьбе села Исаково Московской области, все жители которого погибли в годы войны.
Были и остаются современными полотна живописца «Пётр I» (1986), «Миссия Жанны» (1991). Их художественная выразительность является носителем философской мысли автора. В первой картине он утверждает идею величия России и веру в её успешное будущее. Во второй своеобразную трактовку получает образ «орлеанской девы» Жанны д,Арк, абсолютно лишённой воинственного начала и рыцарских регалий, которыми она была удостоена французским королём Карлом V. В канон красоты своей героини автор возводит ангельскую чистоту её души и внутреннюю готовность принять рок судьбы во имя спасения народа. Перед ней не полыхает костёр, а горит свеча, зажжённая в память рано оборвавшейся юной жизни.
С любовью к Греции, её истории, культуре, которую Евгений Олегович питал ещё с юношеских лет, связана картина «Музыка Микиса Теодоракиса» (1985), где силой своего воображения он создал образ этой земли.
Великолепный владеющий рисунком Клеймёнов столь же ярко был одарён в живописи, идя в ней от классики, от высоких традиций русского и мирового реалистического искусства.
Годы творческой дружбы связывали его с Александром Генриховичем Толстиковым, видным учёным, академиком Российской академии наук, который вспоминает: «Я был потрясён всем, что определяло драматическую сущность Жени. Общение с ним доставляло истинную радость и эстетическое наслаждение. Наши беседы о музыке, литературе, истории, философии, этнографии оставляли во мне неизгладимый след. Он был не просто начитанным человеком, он был учёным, блестяще ориентировавшимся во всех этих областях культуры и науки. Знал и мог бойко изъясняться на редких языках, например, на греческом. А что стоят его перевоплощения из истинного денди в лихого донского казака. Вряд ли это был фарс. Мне кажется, что это полностью соответствовало состоянию его души трепетной, ранимой и сопереживающей.
Блестящий рисовальщик, тончайший колорист, Женя как никто другой умел оживить и одухотворить строптивую живописную фактуру, переливы и преломления цвета и света. В его творческом наследии есть несколько неоспоримых шедевров высочайшего уровня, и среди них незабываемые «Кора», «Автопортрет в красном», «Портрет Кати Толстиковой». О последней работе говорю с особым чувством. Спасибо тебе за неё, великий художник и друг Женя Клеймёнов!»
Осенью 1991 года Евгений Олегович тяжело заболел и уехал в Москву на лечение. 1 сентября 1992 года он ушёл из жизни и похоронен в Москве. В 1997, 2007 – в БГХМ им. М.В. Нестерова состоялись юбилейные выставки произведений Е.О. Клеймёнова.

Работы художника находятся в собраниях Башкирского государственного художественного музея им. М.В. Нестерова, в Национальном музее РБ, в доме-музее В.И. Ленина (Уфа), в музее МВД РБ, в частных собраниях А.Г. Толстикова и других коллекционеров в России и за рубежом.

Подписывайтесь и следите за новостями в:
Cityopen.ru
Пресс-атташе
331 просмотра (ов)

реклама

Добавить комментарий