Личность недели. Артур Абубакиров

35

История туриста, альпиниста, инструктора и экстремала Артура Абубакирова началась много лет назад. Еще в 2003 году Артур принял участие в первой республиканской телевизионной программе «Планета Сумган» – аналоге знаменитого реалити-шоу «Первого канала» «Последний герой». На протяжении двух недель группа участников юга Башкортостана боролась с соперниками, погодой, голодом и собой в Национальном парке «Башкирия» (Мелеузовский район) на пути в самую сложную и опасную пещеру «Кутук-Сумган». Именно этот большой поход стал первым серьезным испытанием для туриста. А сегодня за плечами Артура Абубакирова – алтайские перевалы и два удачных восхождения на жемчужину Северного Кавказа – Эльбрус.
– Артур, в этом году тебе еще раз удалось удачно завершить восхождение на вершину самой высокой точки России и Европы – Эльбрус. Расскажи, как это было.
– Надо сказать, что погода в этот раз нас не жаловала, а ведь именно от нее в первую очередь зависит успех восхождения. Если бы в 2010 году во время первого успешного восхождения, был такой же ветер и слепящий снег, я бы точно повернул назад. А в этот раз почему-то пошел вперед, хотя риск был огромным. В состав группы вошли Эмиль Насыров и Рунар Туктаров из Стерлитамака, ишимбаец Азат Исмагилов и Владимир Силинский из Тарноги. На штурм вершины мы вышли в час ночи. На седловине Эльбруса (место между двумя вершинами – западной и восточной) было туманно, бушевала метель. Мы довольно быстро догнали группу из ЮАР, которая стартовала раньше нас. Группу сопровождал знакомый нам гид, который посоветовал сменить тактику движения: пусть мы бы шли медленно, зато без остановок. Шедшие нам навстречу другие группы сообщали, что на вершине бушует сильная метель. Мы остановились на седловине и решили переждать непогоду. Я наметил точку возврата – 12-00. Если до этого времени погода не улучшится, мы повернем назад. Видимость была нулевая. Флажки, расставленные на тропе восхождения на расстоянии примерно 25 метров друг от друга, совершенно не различались сквозь снег и порывистый ветер. Мы буквально шли наугад, полагаясь только на чутье. Когда встало солнце, немного распогодилось. По пути к вершине к нам присоединилось еще несколько иностранных альпинистов, а группы, что шли навстречу, предупреждали нас о риске. Когда мы вышли на высоту 5300 метров, я предложил голосовать участникам восхождения за то, чтобы двигаться дальше, либо идти назад. Казалось бы, осталось совсем чуть-чуть, чуть больше 300 метров, однако эти метры самые сложные, тропа идет под углом в 45 градусов, ее практически не видно, вокруг только мягкий снег, а необходимо найти жесткий фирн.

- реклама -

– Как ведет себя человек на такой высоте?
– Кислородное голодание непредсказуемо, помимо этого на самой вершине при такой погоде может сдуть в любую сторону, так что стоять в полный рост невозможно. Недостаток кислорода сказывается моментально. Сложно не только идти, но и думать, говорить, дышать. На мгновение мне даже показалось, что начинается лавина, так как флажки перед глазами у меня поползли вниз. Потом я понял, что это обман зрения и крайнее переутомление.

– Подниматься на вершину в первый раз более волнительно, чем во второй?
– Радость от второго раза ничуть не меньше, чем от первого. Тем более учитывая погоду, которая, повторюсь, была значительно хуже, чем в 2010 году. Хотя этим летом группа подобралась опытная, восхождение длилось на полтора часа меньше, чем два года назад. Первоначально мы планировали взойти на обе вершину – западную и восточную. Но погода внесла свои коррективы, пока мы акклиматизировались, наверху были случаи обморожения, кто-то заблудился, а чуть позже, уже после нашего возвращения, стало известно, что 19 августа на Эльбрусе погиб поляк. Так что идти на вторую вершину было бы просто самоубийством.

– В прошлом году ты делился планами восхождения на более высокие точки мира – шести и семитысячники. Ты еще не отказался от этой идеи?
– Нет. В планах у меня посетить Памир. Но для этого нужно целенаправленно нарабатывать опыт, к тому же, альпинизм – дорогостоящее дело.

– Считаешь, что опыта у тебя пока недостаточно? Вот если бы тебя прямо сейчас пригласили в группу на штурм Эвереста, ты бы согласился?
– Нужно объективно оценивать свои силы, наработать больше выносливости. До того, как ты оказался в высокогорье, невозможно угадать свой внутренний ресурс, понять, на сколько хватить сил, терпения, желания. У альпинистов есть поговорка: самая главная задача – не вершина, а благополучно вернуться домой. Тем более, когда дома тебя ждут жена и сын, которым я и посвятил удачное восхождение на вершину.

– Я знаю, что ты не только альпинист, но и инструктор по спортивному туристу, и спелеолог. Вот что бы ты выбрал: пещеру Крубера-Воронья, самую глубокую в мире, или Гималайские горы?
– Красота гор привлекает меня больше, горы – они всегда иные. Вот, к примеру, Эльбрус бывает алый, а бывает сиреневый, иногда спокойный и закрытый, иногда злой и бушующий, он всегда новый, разный и интересный. А пещеры для меня доступнее. Это не значит, что они хуже, просто они совсем другие.

– Какой фильм про альпинистов наиболее приближен к реальности?
– «Вертикальный предел» про покорение вершины К2 в угоду собственным коммерческим прихотям. В этом фильме не только наиболее реальные и грамотные сцены, но и смысл, близкий мне по духу: гору нельзя покорить, на нее можно только взойти.

– Помимо прочего ты организуешь в Стерлитамаке прыжки rope jumping. Еще не все знают, что это такое, расскажи подробнее.
– Появлением роуп-джампинга мир обязан известному американскому альпинисту Дэну Осману. Он всегда выбирал самые сложные маршруты, самые неприступные вершины. В 1989 году, пытаясь преодолеть труднопроходимый нависающий участок скалы, Дэн сорвался и повис на страховочной веревке. Тогда он понял, что страх кроется не в самом лазании, а в падениях, и именно этот страх нужно победить. Дэн начал падать умышленно, а потом и вовсе переключился на прыжки с различных объектов. Он прыгал с мостов, кранов, опор и скал, постоянно увеличивая длину полета, и даже установил мировой рекорд. Так появился новый вид спорта, впоследствии получивший название Roup-jumping, что в дословном переводе означает прыжок с веревкой. Наше сообщество экстремалов «ArtExtrim» организует прыжки с веревкой на протяжении семи лет. Наше главное правило – экстрим должен, прежде всего, быть безопасным. Вся конструкция для прыжков крепится к мосту паяной финской цепью двойным кольцом, каждое из которых выдерживает нагрузку в 6 тонн. Для прыжка используются специальные альпинистские карабины и веревки, которые выдерживают нагрузку в 1500-1800 кг. Человек экипируется в каску и альпинистскую обвязку, допустимая нагрузка которой по паспорту 600 кг. В общем, я даю 200% гарантии, что прыжок будет безопасным.

Сейчас мы подыскиваем новые места для прыжков, например, со скалы. На прошлой неделе проводили испытания на скале Калим-Ускан близ водопада Кук-Караук. Так что, возможно, в скором времени будем вывозить группы на прыжки туда.

– Традиционно просим тебя оставить пожелание для посетителей Cityopen.ru
– Желаю каждый день просыпаться в хорошем настроении и говорить себе: «Самый лучший день – сегодня!».

 

Ольга Афанасьева

————
Подписывайтесь и следите за новостями в:

- реклама -