Максим Тимирбулатов: «Первые мои штрихи на торце фасада были восприняты как акт вандализма»

1694

Наверняка, каждый житель Стерлитамака видел ту роспись фасада дома на улице Мира. Многие, возможно, наблюдали за самим процессом работы над росписью. А вы видели недавнюю «Стену памяти Децла»? Жалюзи, авто или фасады ресторанов с аэрографией? Может быть, вы были в коворкинге СФ БашГУ, где на всю стену расстелилась роспись своеобразного цифрового пространства?

Все это работы художника-аэрографиста из Стерлитамака Максима Тимирбулатова. Нашему порталу Максим рассказал, с чего все началось, с каким мнением общественности приходилось сталкиваться и почему «художник должен быть голодным».

- реклама -

— Максим, расскажи, почему ты выбрал аэрографию? Есть же масло, акварель, уголь и множество других вариантов. Как ты пришел именно к этому?

— Рисовать я начал в раннем детстве, по словам родителей, еще до того, как начал ходить и говорить. Первым моим «граффити» был схематически изображенный поезд на побеленной стене, к которой я подобрался ползком. Но, несмотря на раннее начинание, особых «шедевров» в дошкольные годы я не выдавал. Учась в школе, за рисование во внеурочное время тоже брался без энтузиазма, лишь иногда в творческом порыве делал какие-то зарисовки, хотя по ИЗО оценки ниже пятерки получал крайне редко. После окончания школы, не задумываясь, пошел в 18 ПУ на художника-оформителя с перспективой дальнейшего обучения в уфимском БГПИ. Окончив училище с красным дипломом, поехал поступать в уфимский вуз – не поступил.

Устроился на завод оформителем, надеясь поступить в институт в следующем году, но из года в год стал откладывать попытки поступления. А годы шли. Накапливался творческий потенциал, вырезать трафареты становилось все более утомительно, пробовал между делом рисовать (писать) картины маслом – не зацепило. Но желание заняться какой-то более творческой деятельностью, где можно было бы реализовать свои художественные наклонности во мне не угасало. Пробовал делать татуировки – не зашло.

Все началось где-то в 2001-2002 годах. Тогда я посмотрел передачу по ТВ с репортажем о художнике-аэрографисте. Сопровождалась она видеороликами со снятыми процессами его работ. Именно тогда я был весьма впечатлен возможностями, которые можно осуществить с помощью аэрографа. Это и послужило первым толчком к освоению аэрографии, вследствие чего срочно захотелось попробовать себя в этой технике рисования. Но, к сожалению, ни в продаже, ни у моих знакомых не удалось найти аэрограф. Поэтому первый мой опыт рисования на авто был осуществлен с помощью аэрозольных красок в баллончиках (к счастью, быстро нашелся первый клиент). Скажу честно — результат меня мало порадовал. В дальнейшем все же удалось приобрести сломанный аэрограф, который после многих неудачных попыток был, наконец-таки, отремонтирован. Впереди было еще немало сложностей на пути к освоению аэрографии, но меня это не останавливало.

— Аэрография, наверняка, не сразу стала основной работой?

— Сначала приходилось совмещать работу на заводе и хобби. Тренировался чаще всего на рисовании картин. Примерно через год ко мне обратился знакомый с просьбой расписать его «шестерку». И уже через неделю на дверях этой «ласточки» парила пара орлов. На протяжении двух лет, еще удалось «завербовать» владельцев несколько машин. В 2005 году я «созрел» на первую аэрографию на жалюзи, как ни странно, эта услуга стала пользоваться спросом, основное количество заказов поступало с салона по их изготовлению. Хобби плавно стало совмещаться с работой, а желание параллельно «вкалывать» на заводе за 8 тысяч угасло полностью. Шел 2008 год, когда я окончательно решил «завязать» с работой на производстве. Постепенно «сарафанное радио» сделало свое дело, заказчики стали находить меня.

Первая роспись автомобиля

— Почему ты решил оформлять городские площадки? Это желание украсить родной город для людей и себя или просто заказ?

— В 2013 году позвонили с городской администрации, предложили встретиться и обсудить тему развития стрит-арта в Стерлитамаке. В ходе продолжительных разговоров и встреч с людьми, имеющих к этому отношение, было принято решение о росписи фасада какого-нибудь здания или его части на мое усмотрение. Город к тому времени уже начинал постепенно окультуриваться, заполняясь объектами стрит-арта, жители постепенно учились ценить прекрасное. Учитывая, что тогда я еще не имел опыта росписи фасадов, решил выбирать из невысоких многоэтажек. После долгих прогулок по городу в поисках потенциального объекта, мой выбор пал на 57 дом на улице Мира. Дальше была долгая работа над эскизами, бесполезные встречи с «шарящими» в этом вопросе людьми, согласовывание эскиза с жильцами дома и т. д. Таким образом, дело затянулось почти на год, когда мне, наконец-таки, дали отмашку.

Ожидание начала работы, которое совпало с началом мая 2014 года, было крайне волнительным, ведь я не представлял с какими трудностями придется столкнуться, работая на высоте с гидроподъемника. Ведь на тот момент у меня был только один опыт рисования в экстерьере. То был фасад ресторана «Сказка» в городе Салават, но высота стены была всего не более трех с половиной метров. А тут многоэтажное здание. Но мои опасения не подтвердились. Оказалось, разница между рисованием с земли и гидроноги не так уж ощутима (только почему-то сильно уставали ноги, но это было уже не важно).

Дома на улице Мира в Стерлитамаке (до и после)

Единственное, что затормаживало процесс работы – это отсутствие возможности видения объекта издали, плюс ограниченность передвижения, благо хоть боязнь высоты у меня практически отсутствует. В остальном все было не так сложно, как казалось.

— А как же жильцы дома? С ними не было проблем? Всегда ведь найдутся «недовольные».

— Правда, был один негативный момент в самом начале работы на доме. Тогда мне как раз и пришлось поучаствовать в нелицеприятном разговоре с его жильцами, так как первые мои «штрихи» на торце фасада, ими были встречены «в штыки» и восприняты как акт вандализма, что несколько притормозило процесс. Хотя, в дальнейшем, когда стал проявляться рисунок, люди сменили гнев на милость, прохожие от которых не редко стали доноситься слова благодарности, вдохновляли меня на продолжение работы. Да и теперь по прошествии нескольких лет, рисуя на всеобщем обозрении, я стал получать аж тройное удовольствие: сам наслаждаюсь процессом рисования, слышу восторженные возгласы прохожих, что меня сильно вдохновляет, и при этом получаю материальное вознаграждение от заказчика.

— Недавно ты написал работу в память о Децле. Почему он?

— Учитывая, что других заработков я не имею, не могу сказать, что меня не интересует финансовая сторона этого вопроса. Хотя, со мной как говорится – легко договориться. Если вижу, что заказчик недостаточно платежеспособен, но искренне «фанатеет» от моих работ или данный заказ «зацепил» меня своей индивидуальностью, с легкостью могу скинуть цену. Как было, например, в истории рисования «Стены памяти Децла». Как-то раз в соцсети мне написал участник фан-клуба его творчества (оказывается, такой имеется в Стерлитамаке), чтобы узнать о стоимости и сроках выполнения моих работ. Я легко согласился на роспись гаражной стены с его изображением, учитывая, что к Децлу, как к умному, творческому человеку с правильным, на мой взгляд отношением к жизни, я отношусь положительно (несмотря на то, что не знаком с его творчеством). Зная, что сбор средств будет осуществляться на добровольных началах, заведомо занизил цену на свою работу. Новый арт-объект был оценен многими жителями и даже в процессе рисования стал неоднократно использоваться в качестве фона для сэлфи проходивших мимо горожан. Если удастся найти финансирование на продолжение стены памяти, в этом году хотелось бы задействовать соседние стены. Тем самым «увековечив» кумиров нашего времени (особенно безвременно ушедших).

«Стена памяти Децла»

Кстати, на днях мне написали с Оренбурга, там тоже желают создать «Стену памяти Кирилла Толмацкого», но, естественно, уже по своим эскизам. А почему бы и нет? Ведь работа в других городах нисколько меня не отталкивает своей отдаленностью, а даже наоборот, в очередной раз есть возможность сесть на моего верного «стального коня», насладиться скоростью мотоцикла и дуновением встречного ветра.

— Как ты относишься к граффити, которые оставляют вандалы?

— Это единственное, что омрачало радость от рисования – неутешительные прогнозы прохожих: «Придут фулюганы и все испортят!». Но, к счастью по сей день руки вандалов не добрались до моего творения (недавно вот как раз проходил мимо). Хочется верить, что и у горе-граффитистов существуют какие-то рамки приличия, однако мне не понятна их тяга к «испоганиванию» фасадов новых или отремонтированных домов. Что это: желание оставить свой след в истории города, а, может, это одна из возможностей их самовыражения? В любом случае, если вы можете сотворить что-то достойное, рисуйте там, где завтра дядьки не закатают ваше «искусство» малярными валиками, не заморачиваясь подбором цвета, либо согласовывайте с администрацией и архитектурой города, и вперед. А иначе какой в этом смысл? Но на самом деле, как мне кажется, здесь, скорее всего, манит легкая возможность выброса адреналина, тут уже не важно, что от этого страдает облик города. Кайфово же, когда нельзя, а ты это сделал, ведь всем известно, что запретный плод сладок. Вот поэтому эта война вандалов и коммунальщиков, наверное, никогда не закончится. Но хочется верить, если организовать в городе места для реализации молодых талантов, то хотя бы часть подростков захочет проводить там свое свободное время, претворяя в жизнь свои творческие идеи.

— Сколько площадок и стен ты уже расписал на сегодня в общей сложности?

— Нередко приходится работать в Салавате, откуда до сих пор время от времени поступают заказы. Как раз там и был мой дебют в росписи помещения ныне уже несуществующего «Турбо-клуба», где в 2008 я зафуфырил стены в стиле граффити (вроде бы, получилось недурственно). Сейчас сложно сказать, сколько мной с тех пор было оформлено интерьеров, ведь некоторые из объектов мне даже не довелось запечатлеть на фотоаппарат (до сих пор думаю, надо как-нибудь проехать сфоткать), но с уверенностью могу заявить, что их не менее сотни. Тем более, я не ограничиваюсь интерьерной росписью и рисунками на фасадах, ведь в сферу моих услуг входит аэрография на авто, шлемах, жалюзи и многом другом, а также написание картин и даже икон. Сейчас как раз тружусь над написанием семнадцати икон для частной часовни. При этом сложно выделить из всех какую-то конкретную работу, каждый раз принимаясь за очередной заказ, стараюсь максимально вложить в него свои возможности. Зато теперь, благодаря Instagram (instagram.com/maks_timirbulatov/), появилась возможность желающим продемонстрировать свои работы.

— Что вдохновляет тебя творить снова и снова? Вообще, есть убеждение, что художник должен быть голодным, чтобы творить продуктивнее. Это как-то связано?

— Здесь всё очень просто — у меня достаточно много заказов, поэтому вместо того, чтобы каждый раз ожидать момент пришествия музы, порой начинаю работать, будучи невоодушевленным. Хотя, нет. Скорее всего меня мотивирует предвкушение проделанной работы. Тут главное – как можно быстрее приступить к началу процесса рисования, а далее, видя результат (особенность аэрографии заключается в том, что он не заставляет себя долго ждать), я получаю творческий толчок, который вдохновляет на продолжение работы. Получается, достаточно просто начать рисовать, а дальше, когда творческий маховик уже запущен, сложно бывает остановиться. Поэтому, во время рисования не люблю отрываться то процесса, даже для того, чтобы перекусить. Тем более я неоднократно замечал угасание активности в работе после обеденного перерыва, так что убеждение «художник должен быть голодным» для меня вполне понятно. И мне кажется, это выражение свойственно любому творческому человеку, увлеченному своим любимым делом.

Процесс работы

— Какие краски ты используешь в процессе рисования? В чем сложность работы с таким материалом?

— Как правило, это материалы, предназначенные для данных работ. То есть при росписи зданий использую фасадные краски, в помещениях – интерьерные, на авто – автоэмали и т.д. Тем более в наше время ассортимент красок в магазинах позволяет подобрать требуемые составы. Так что сложностей в этом вопросе не испытываю. Чаще приходится сталкиваться с трудностями другого характера. Например, подготовка поверхности к работе (устранение неровностей, шлифовка, грунтование), защита прилегающих стен и объектов, неудобное расположение расписываемой поверхности, вогнутости и выпуклости форм, а также работа на высоте.

— Сколько времени в среднем уходит на роспись стены: от эскиза до последнего штриха? И влияет ли длительность работы на стоимость?

— Нередко спрашивают: «Сколько это стоит?», «За какое время нарисуешь?» На эти вопросы сложно ответить однозначно, так как мои работы могут сильно отличаться друг от друга. Во многом продолжительность процесса зависит от сложности рисунка и обилия элементов. Если говорить о росписи стен в интерьере, то на оформление стены средней квадратуры 5х3 м может потребоваться от 3 до 15 дней. И это, не говоря об эскизах, на которые может уйти от 1 дня до 1 месяца. Соответственно это не может не сказаться на стоимости работы. Поэтому цену на каждый заказ приходится оговаривать с клиентом индивидуально, но видя масштаб объекта и обсудив требования заказчика, в короткие сроки могу обозначить ценовой диапазон на данный объект.

— Ты недавно был в Амстердаме. Часто путешествуешь?

— Может, в связи с недавним моим увлечением байккультурой, появилась страсть к путешествиям, и не только на мотоцикле. Прошлый год вообще оказался богат на путешествия по заграницам, так как удалось побывать аж в нескольких странах Европы. Причем во Францию сначала было желание поехать на байке, но немного поразмыслив, взвесив все «за» и «против», решили отправиться самолетом.

Поездка в Амстердам

— Путешествия помогают вдохновению и творческому развитию?

— Посещение красивых мест других стран, таких, как лазурный берег и уютных улочек старого Фрежюса во Франции, городских каналов Амстердама, вышеградской крепости Праги, и незабываемый вкус чешского пива оставляют незабываемые впечатления, и не могут не отразиться на творческой активности. Больше всего, конечно, к себе притягивают старинные улочки и дворики, где зарождалась история того или иного города. Возникает такое чувство, что они существуют в параллельной реальности, и там по сей день царит дух средневековья. Именно в таких местах появляется непреодолимое желание рисовать, делать наброски картин и этюды. А послевкусие таких путешествий, даже по приезду домой, воодушевляет на создание новых творческих проектов.

— И напоследок мы просим оставить пожелания жителям города.

— Хотелось бы обратиться к жителям города с просьбой. Соблюдайте чистоту, цените и охраняйте красоту нашего города, чтобы наши потомки вспоминали о нас добрым словом. Уважайте друг друга и оставайтесь людьми в любых ситуациях.

- реклама -