Выставки Б. Ф. Домашникова и П. П. Салмасова из собрания БГХМ им. М. В. Нестерова. Посвящение 70-летию Великой Победы

49

СТЕРЛИТАМАКСКАЯ КАРТИННАЯ ГАЛЕРЕЯ-ФИЛИАЛ БГХМ ИМ. М. В. НЕСТЕРОВА представляет персональную выставку народного художника СССР, члена-корреспондента Академии художеств России БОРИСА ФЕДОРОВИЧА ДОМАШНИКОВА, народного художника БАССР ПАВЛА ПЕТРОВИЧА САЛМАСОВА из собрания БГХМ им. М. В. Нестерова, ПОСВЯЩЕННУЮ 70-ЛЕТИЮ ВЕЛИКОЙ ПОБЕДЫ с 29 апреля по 14 июня 2015 года
Адрес: ул. Коммунистическая, 84
Телефон для справок: 22 97 80

Стоимость входного билета:
для взрослых — 80 руб., для студентов, пенсионеров – 50 руб., для школьников – 40 руб., дети дошкольного возраста – бесплатно, экскурсионное обслуживание – 20 руб.

ДОМАШНИКОВ
БОРИС ФЕДОРОВИЧ
(1924-2003)

НАРОДНЫЙ ХУДОЖНИК СССР И РСФСР, ЗАСЛУЖЕННЫЙ ХУДОЖНИК РСФСР, ЗАСЛУЖЕННЫЙ ДЕЯТЕЛЬ ИСКУССТВ БАССР, ЧЛЕН-КОРРЕСПОНДЕНТ АКАДЕМИИ ХУДОЖЕСТВ РОССИИ.
Родился 5 апреля 1924 года в деревне Кригоузово ивановской области РФ. В 1935 году с родителями переехал в Башкирию. С 1945 по 1950 года учился на художественном отделении Башкирского театрально-художественного училища. В 1955 году участвовал в выставке произведений башкирских художников в дни декады БАССР в Москве. В 1957 году участвовал в выставке советского искусства, посвященной VI Всемирному фестивалю молодежи и студентов в Москве, награжден серебряной медалью VI Всемирного фестиваля молодежи и студентов в Москве.

Раннее творчество Б. Домашникова симптоматично в понимании сложения философской и художественной концепций своей изобразительной культуры через пейзажи родных мест. В таких камерных произведениях как «Калужница цветет» (1954г.), «Под Уфой. Весна» (1954г.), «Охлебинино» (1954г.), «…узнаём что-то левитановское, нестеровское…», где пленэрная натуралистичность одухотворена чувством «истинной», благодарной и тихой любви к своей земле с полузабытыми деревеньками, низким пасмурным небом, белоствольными березками и тихими таинственными заводями. В этом звучит программное целенаправленное возрождение понятия «новой» духовности, связанной с общим направлением развития художественной культуры страны.
В дальнейшем, обращение к таким живописным сериям как «По Южному Уралу», «Новгородский цикл», «Псковский цикл», «Самарканд», «Итальянская серия» воспринимается как следующий этап образно-пластической эволюции, который раскрывает в художнике тягу к совмещению в пейзаже природного и архитектурного мотивов ради достижения различных «высокоодухотворенных» эмоциональных состояний. Прежнее пленэрное восприятие, сопровождающееся либо эффектным ракурсом «Старые стены» (1958г.), либо своеобразием колористического решения «Церковь Дмитрия Солунского в Новгороде» (1958г.), либо необычной композиционной динамикой «Весна на Псковщине» (1959г.), постепенно меняется на различные по степени воздействия образно-пластические достижения.
Заинтересованность темой древнерусских городов и обращение к образам древнерусской архитектуры выявляет стремление Б. Домашникова вести разговор о понятии «духовности», причем, в религиозном контексте. Художник находит адекватное решение, связав пейзаж с темой народных гуляний.
Так, в 1960 году появляется знаковое для творчества Б. Домашникова произведение «Май. Березняк» (1960г.). Это лирическое полотно основано на воспоминаниях художника: «Таинственные березовые рощи моего детства, цветущий голубой лен, облака белые, голубые. В деревне нашей – церковь, она и сейчас стоит; венчание молодых на фоне золотого алтаря, поет хор; на праздники – народные гуляния. Все это народное, хоровое вылилось в этой картине».
Пейзажный сюжет народного гуляния имеет схожесть с театральной декорацией, где очень лаконичными средствами, обобщенно решена ковровая композиция. Пространство плоскостно и декоративно, а живопись почти прозрачна. Здесь как будто бы только намечается присутствие так называемого «кулисного» приема – тоже характерной черты советских пейзажей тех лет. Впоследствии «кулисы» станут излюбленным композиционным элементом Б. Домашникова. В целом, художник добивается дематериализации пространства легкой, почти прозрачной живописной структурой. Позже, в зрелый период творчества, прозрачная палитра обретет принципиальное значение в индивидуальном живописном стиле. Органный строй вертикалей белоствольных берез как серебряные нити, пронизывающие все пространство полотна, преобразуют рощу в «березовый готический храм», в котором присутствует одновременно ощущение языческой мощи, идущей от залитой солнцем земли и христианской праведности, идущей от неба. Так появляется новый герой – образ березы, ставший у художника олицетворением родины. Автор передал торжественное, песенно-хоровое состояние праздничного единения светлой русской души с природой. Пейзаж созвучен нестеровским пейзажным образам одухотворенной русской природы, определяющей самобытность народной культуры.
Продолжая начатые в середине 1950-х годов тематические циклы, художник постепенно и здесь приходит к образу одухотворения природы. В пейзажных произведениях «Псков. Троицкий собор» (1966г.), «Весна в Ростовском Кремле» (1966г.), «Антоний Римлянин» (1968г.), «София в августе» (1968г.) главными героями становятся образы древнерусской архитектуры как оживающие памятники старорусской духовной культуры. Тем не менее, Б. Домашников умело, живописными средствами подчеркивает присутствие людей – прихожан. Художник с уважительным вниманием своеобразно выявляет образный характер каждой постройки. При различной достигнутой образности, этим пейзажам свойственны архитектоника композиционного строя, торжественная пафосность в передаче эмоциональной тональности и монументальность как претворенные черты «сурового стиля», золотисто-голубой колорит. На примере цикла прослеживается динамика сложения основных моментов образно-философской концепции и выработанного художником арсенала пластической системы. Диапазон образных выражений варьирует от фольклорной былинности («Псков. Троицкий собор» (1966г.)), лирического весеннего обновления («Весна в Ростовском Кремле» (1966г.)), гедонистического упоения от солнечных бликов на голубых куполах белокаменного храма («Антоний Римлянин» (1968г.)) до дематериализации изображения, стремящегося стать бесплотным мистическим видением («София в августе» (1968г.)).
Постепенно образы древнерусской храмовой архитектуры начинают играть второстепенную роль в пейзаже, между тем природа выступает как главный персонаж, олицетворяющий вновь, как в полотне «Май. Березняк», идею одухотворения видимого мира. Но теперь пейзажи прочитываются как драматические образы, в них проявляются черты картинности.
В пейзаже «На древней земле» (1969г.) изображен заброшенный храм-корабль, хранящий, как Ноев ковчег, память об усопших. Если в предыдущих пейзажах, как отмечалось, подчеркивалось присутствие человека, здесь художник подчеркивает его отсутствие. Заросла дорожка, ведущая к воротам храма, покосились каменные кресты. Разбивая композицию образом поросшей тропинки на два плана и сопоставляя их – на первом кресты, на втором белокаменный собор – художник впервые затрагивают тему забвения духовных корней как тему человеческого греха.
И хотя спокойный образный строй всего полотна не акцентирует внешнего внимания на трагичности ситуации, каменные кресты первого плана молчаливо и образно напоминают о возмездии.
«Псков. Синий день» (1969г.) и «Псковщина» (1969г.) продолжают начатую тему. В обоих пейзажах главную смысловую роль играет образ неба. Пространство приобретает символическое звучание. В первом – это духовный эфир в виде стремительного движения облачной массы, наполненный «деяниями» человеческого духа, во втором, где грозовое небесное пространство занимает почти всю изобразительную плоскость, небо выступает как вселенская стихия, в могучих энергетических потоках которой происходит непрекращающаяся борьба светлых и темных начал. В обеих картинах меняется живописная стилистика сообразно заложенному смыслу. В построении образности «Псковщины» (1969г.) превалирует фольклорное начало, которое «подчиняет» изображение эпическим ритмам древнерусской былины. Найденная образность, основанная на новом пластическом приеме, отталкивающемся от эстетики народной культуры, найдет дальнейшее воплощение в преобразовании и кристаллизации домашниковского стиля. Но художник не пошел по пути развития драматической линии, в его творчестве дальнейшее развитие в силу авторских психологических качеств получило лирическое направление пейзажного жанра.
В поисках новой выразительности Домашников идет по пути все большего обобщения, формы приобретают все большую лаконичность, а композиция – ясную простоту. Постепенно Домашников расширяет границы реалистического пейзажа, тонко, ненавязчиво, избежав налета театральности, сочетая действительное и идеальное, приходит к идее религиозной картины. И, таким образом, решает в своем творчестве проблему возвращения к исконно народным религиозно-нравственным истокам. Используя эстетический метод и основные приемы создания реалистического пейзажа, сформировавшиеся в русской пейзажной школе, а также пластические завоевания русских примитивистов начала века, художник выработал свою образно-пластическую систему, основанную на народной эстетике, которая, тем не менее, оформилась в вариант национально-романтической художественной формы башкирской школы живописи. В этом видится путь художника к национальной традиции.
Л. В. Ахметова
искусствовед,
зав. Стерлитамакским филиалом
БГХМ им. М. В. Нестерова

САЛМАСОВ
ПАВЕЛ ПЕТРОВИЧ

ЖИВОПИСЕЦ, ГРАФИК (работает в акварели и гуаши).
Основные жанры: тематическая картина, пейзаж, натюрморт, портрет.

Заслуженный художник России (2006).
Народный художник Башкирской АССР (1990).
Член Союза художников СССР (РФ) с 1961 года.
Обладатель Золотой медали Союза художников России им.
В.И. Сурикова (2014).

Родился 25 марта 1930 года в селе Рудакове Череповецкого района Вологодской области. В 1939 году с семьей переехал в г. Волгострой Ярославской области, в 1941 году эвакуирован в Уфу.
Специальное образование получил на художественном отделении Башкирского театрально-художественного училища (ныне – Уфимское училище искусств; 1948-1953; педагоги — один из основоположников башкирской живописи А.Э. Тюлькин и Б.Ф. Лалетин). В 1955-1957 годах жил и работал в г. Сибае Б АССР: работал художником-оформителем в тресте Башмедстроя и на Башкирском медно-серном комбинате, одновременно вёл изостудию для любителей искусства; в последующие годы неоднократно возвращался в Сибай для творческой работы.
С 1957 года живёт и работает в Уфе. Помимо станковой живописи, много и плодотворно работал в монументальном искусстве: наряду с известными художниками Михаилом Назаровым, Александром Пантелеевым, Борисом Палехой и Николаем Русских — один из «пионеров» башкирской мозаики.
Экспонент престижный выставок — республиканских, зональных, всероссийских, всесоюзных, зарубежных.

* * * *

Выставка живописи Павла Петровича Салмасова посвящена 70-летию Великой Победы, а также приурочена к 85-летию автора. В экспозиции — наиболее известные полотна, сыгравшие основополагающую роль в формировании художественной концепции Салмасова, демонстрирующие основную образно-тематическую линию и стилистические особенности его творческой манеры (все произведения — собственность Башкирского государственного художественного музея им. М.В. Нестерова).
Павел Салмасов — один из самых позитивных художников Башкортостана: на протяжении своего большого пути в искусстве он утверждает модель счастливой жизни, основанной на гармоническом единении человека и природы, радости бытия, праздничном восприятии человеком окружающей действительности, вере в счастливое будущее.
Для кого-то эта модель может показаться идиллической, но только не
для Салмасова: утверждая в качестве программной идею «земного рая», он исходит из реальных, объективных впечатлений, полученных на земле башкирского Зауралья, в его столице — Сибае, где он оказался после окончания художественного отделения Башкирского театрально-художественного училища — в 1955 году.
Величественная красота горы Ирендык, эпическая панорама зауральских степей, пшеничных полей, чистых голубых озёр, бездонность раскинутого над Ирендыком разноцветного неба, этническая подлинность зауральских деревень Старый Сибай, Гадельша и Абзаково поразили воображение художника, став главными «героями» его произведений. Зауралье, его природа и люди, их труд на земле, деревенский быт и праздники составили основную образно-тематическую линию творчества Салмасова.
Стремление отобразить в своих произведениях типические характеристики зауральской природы — монументальность, панорамность, эпичность — продиктовало два основных направления стилистической манеры Салмасова. В первом случае (в случае с монументальностью) главными композиционно-пластическими приёмами стали крупная, обобщённая по пластике форма, заполняющая собой практически весь первый план, и условное пространство; сложный тональный колорит обогащает, эмоционально расцвечивает этот намеренно простой композиционный приём, сообщая образам состояние торжественного предстояния. Во втором случае (в случае с панорамностью и эпичностью) художник использует тот же величественный мотив, но увиденный зрителем не прямо перед собой, а как бы с высоты птичьего полёта.
Образ человека-труженика и образ природы, образ Ирендыка,
трактуются Салмасовым в их органической связи; вместе они создают образ радости жизни. Своеобразной кульминацией этой гедонистической идеи становится мотив цветения и образ цветущего города-сада. Синоним цветения для Салмасова — это весна, обновление, возрождение природы, продолжение жизни. Именно поэтому этот мотив так важен для него: в нём заключена та же, что и во всех его зауральских образах, энергетика счастья и мечта о счастливом будущем.

Светлана Игнатенко,
искусствовед,
заместитель директора БГХМ
им. М.В. Нестерова по науке