Выставка Камиля Губайдуллин @ Стерлитамакская картинная галерея

58

Заслуженный художник РФ
Родился в 1949 году.
В 1969 году окончил театрально- декорационное отделение Ташкенткого художественного училища им.П.П.Бенькова, и творческие мастерские графики Российской академии художеств отделение «Урал-Сибирь-Дальний Восток» в г. Красноярск.
С 1971 года принимает активное участие в республиканских, всероссийских, всесоюзных, зональных, региональных, международных и зарубежных выставках.
С 1979 года член Союза художников Российской Федерации. С 1996 года Председатель, член АЮ при РО ВТОО «СХР» РБ.
С 1997 года Заслуженный художник Республики Башкортостана. Лауреат Государственной премии Республики Башкортостан им. Салавата Юлаева — 1997 год.

В 2002 году — Дипломант Российской Академии Художеств.

В 2004 году получил звание — Заслуженный художник Российской Федерации.
В 2005 году — Серебряная медаль Российской Академии Художеств.

В 2008 году награжден Золотой медалью по итогам Региональной выставки «Урал-Х».Работы художника находятся во многих музеях и картинных галереях. Живёт и работает в Уфе

«…Однажды воспитательница, увидев мои рисунки, сказала: «Дети, а Камиль у нас, когда вырастет, станет художником». Сам же начал по-настоящему рисовать в классе пятом.

…Я увидел великолепные офорты, и решил заниматься ими. Однако офорты были не первой моей любовью, ведь в то время меня знали как живописца. Мои картины покупали коллекционеры и приобретали музеи по всей стране.

…Графиком я стал как-то быстро, хотя считался живописцем. Я уверен, что печатная графика гораздо меньше, чем живопись, подвержена спекуляции и профанации, она всегда держит интеллектуальную планку. Поэтому последнее время работаю в станковой живописи — пишу картины. В этой технике можно представить различные ситуации, жизненные сцены, фигуры в пространстве. Графика требует минимализма в материале, а живопись растекается и мыслью по древу, и палитру имеет широкую, многообразную. Графика приучает художника к дисциплине, к некому аскетизму — и внутреннему, и в подборе средств для выражения. Настоящую графику, я считаю, делают настоящие живописцы: Рембрандт, к примеру. Его работы — это же вершина мастерства! Офорты Рембрандта на библейские мотивы глубоки и по содержанию, и по исполнению. Именно такую графику я имею в виду, когда говорю о станковой живописи. Такая графика и публицистична, и остра — на злобу дня. То, что не может художник выразить в живописи, в графике получается, потому что она более отзывчивая. Студентов учу станковой графике — не узкой, не замкнутой в пространстве, как вообще графику пытаются представить, а вкупе с живописью, и где-то, может быть, даже со скульптурой, ведь офорт, по сути своей, монументален. Главное в работах проникновение, которого можно достичь как в живописи, так и графике, но во втором случае она получается пронзительнее. И еще я заметил: тот, кто в живописи не очень, тот и в графике многого не достигнет. А у кого стихия в душе, есть характер, тогда графика — это его призвание.

…Можно сделать офорт — с утра начал, к вечеру закончил. Или взял быстро нарисовал, протравил и отпечатал в течение часа — и то же получился шедевр. А можно месяцами делать, и ничего не выйдет. Это как веление свыше. Почти все мои работы сделаны на грани отчаяния. Последние усилия — и работа наконец рождается. Бывает, конечно, когда все происходит легко, но в основном это требует огромного труда. Офорт требует специальных технологических знаний, основ химии. Как травить металл, как закатать, как грунтовать — массу всего надо уметь делать. Печать — это вообще особая «песня». Офорты — это глубокая печать, ксилография и линогравюра — высокая печать, литография — плоская печать. Словами весь процесс не объяснить, поэтому своим студентам я обычно показываю, как надо делать. Сам же я в свое время учился методом проб и ошибок. Рождение офорта начинается с замысла. Затем делаешь небольшой рисунок, после переходишь на конкретный размер доски. Когда же переводишь картину на медь, сталь, цинк — начинается настоящая работа, и из мастерской практически не вылезаешь.

… в работе художника душевный трепет, волнение очень нужны…»

Камиль Губайдуллин