Выставка выдающегося мастера башкирской живописи, народного художника СССР Ахмата Лутфуллина.

164

Сегодня неоспоримым стал факт хрестоматийной значительности в целом башкирского изобразительного искусства периода 60-70-х годов ХХ века. Наиболее значительным и масштабным в процессе становления традиций башкирской школы живописи видится творчество Ахмата Лутфуллина, в котором со всей полнотой отразились основные тенденции развития не только регионального, но и советского искусства шестидесятых годов ХХ столетия. Став настоящим явлением башкирской культуры этого периода, Лутфуллин, наряду с ведущими советскими художниками, возобновил прерванную связь развития национальной концепции отечественного изобразительного искусства. Претворяя в своем творчестве программную идею национального своеобразия башкирской живописной формы, Лутфуллин ориентировался на традиции древнерусского искусства, русского искусства ХIХ и начала ХХ века. Национально-романтическая направленность в поисках адекватной пластической системы ориентировала также художника на восприятие существенных сторон мексиканской школы монументальной живописи и итальянского неореализма.
А. Лутфуллин на протяжении всего творческого пути, решая задачу национального своеобразия произведений, создавал архетипический образ башкирской женщины.

Действительно, во многих произведениях Лутфуллина женщина как мать, как родоначальница и хранительница народных традиций становится либо главной героиней, либо героиней второго плана, имеющей в интерпретации картины глубокое смысловое значение. А многочисленные портреты молодых девушек, женщин и старух, решенные в том или ином пластическом ключе (импрессионизм, постимпрессионизм, экспрессионизм, древнерусские реминисценции и т. д.) осуществлялись Лутфуллиным ради выявления их народной и национальной сущности, положительных качеств, имеющих духовное начало. Итогом его поисков этого периода стало эпическое полотно-размышление «Три женщины». Одухотворение национального в образе подвигло художника на основе современной реалистической живописи и творческого переосмысления наиболее подходящих пластических систем создать собственный живописный стиль. Этот стиль претендовал на индивидуальное начало, утверждающее национальное миросозерцание, национальные особенности мышления современников.

Вспомним, что ранние (конца 1950-х годов) женские портреты, написанные Лутфуллиным, так же как, впрочем, и Нурмухаметовым, живописно нарядны и праздничны. Авторы заботятся о национальном антураже, интерьере, костюмах, облекая персонажей в сочную романтизированную живописную ткань, выявляя с помощью архиповски-малявинского стиля чувственную, почти языческую народную стихию («Девушка-башкирка в интерьере» (1957г.), «Молодая башкирка» (1958г.)). Тем не менее, уже в это время Лутфуллина привлекает проблема поиска некоего национального архетипа, могущего сущностно и обобщенно передать  облик  своего народа. Образ матери и «Портрет старухи» (1965г.), тема «Из прошлого» (1957г.), мужские портреты («Портрет Сафы» (1957г.), «Портрет Мухаметши Бурангулова» (1960г.), «Портрет бабая» (1965г.)) языком русской передвижнической школы конца ХIХ века – начала ХХ века ярко и эмоционально передают характерные черты веками формировавшегося народного темперамента. В этих портретах главным достоинством является стремление художника к все более углубленному и всестороннему раскрытию человеческой личности, его многогранной психологии. Этнический типаж постепенно сменяется на облик с обобщенно выявленными постоянными устойчивыми началами, не зависящими от минутных настроений  или каких-то внешних обстоятельств.  «Для меня национальные черты – не в этнографии. Это – дух народа, который породил Салавата, одолел все и сохранил себя. В истории сменяются вехи, народ остается» — говорит сам Лутфуллин.

Философско-эпическое произведение «Три женщины» (1969г.) стало финальным итогом длительных поисков Лутфуллина, являясь одновременно расцветом башкирской живописи периода 60-70-х годов. В рецензиях после Всероссийской и Всесоюзной выставок в Москве 1970 года писали, что «картина является одной из самых серьезных работ во всей советской живописи, отметив редкую глубину, своеобразие воплощения большого национального и общечеловеческого содержания».

В этом произведении осуществились длительные пластические поиски, адекватно передающие национальную концепцию искусства художника в выражении нравственных идеалов эпохи. Точно вписываясь в каноны «сурового стиля», тем не менее, пластика произведения отображает ту «многослойность», которую напитали личностные переживания художника. Проблематика развития живописного стиля определяет рассмотрение творчества художника этого периода с точки зрения образно-пластического анализа значимых для данного процесса произведений.

Наиболее обширной и динамичной с точки зрения использования живописного опыта предшествующих художников является часть произведений, в основном портретов, где Лутфуллина интересовали чисто пластические задачи. Так, «живописно-пластический» интерес проявился у художника при написании многочисленных портретных образов, которым свойственны реалистическое видение, выявление психологических характеристик, эмоциональность, стилевое разнообразие. И, конечно, осмысление пластических законов различных живописных традиций сопровождалось выявлением народной и национальной сущности персонажей, их положительных качеств, имеющих духовное начало.

Высокую оценку картине «Три женщины» дал национальный башкирский поэт Мустай Карим: «Если перевести язык цвета и красок её на язык словесный, литературный, можно сказать, что в этих женщинах олицетворена сама Башкирия. Глядя на их лица, можно понять и прочувствовать историю, духовную силу и стойкость родного народа. А как много говорят их руки!». Полотно «Три женщины» и с позиции сегодняшнего дня выглядит цельным в образно-пластическом выражении, классическим с точки зрения традиций отечественого искусства произведением, в котором проявился лутфуллинский «парсунный» стиль.

«Парсунность» изображения определила сакральные взаимоотношения персонажей и предметной среды, вводя в особую атмосферу национального своеобразия. Обладая воздействием на эмоциональном уровне, живописный стиль ординарный жанровый сюжет чаепития возвел в былинную притчу о народе. Соединяя жанр, портрет, пейзаж в реалистическую картину, Лутфуллин, тем не менее, сумел вывести, опять-таки с помощью пластических средств, пространство картинного образа на символический уровень.

Таким образом, в творчестве Лутфуллина в 1960-70-е годы сформировалась цельная концептуальная линия, направленная на приобретение собственного «большого живописного стиля», способного адекватно воплотить в живописи ее национальное своеобразие. Именно начиная с его творчества, башкирское искусство осознало себя как локальная региональная школа. Первым среди башкирских художников связав «крестьянские сюжеты» с размышлениями о жизни народа, Лутфуллин воплотил в своих тематических полотнах цельную философскую линию утверждения вечности народного духа, непреходящей, незыблемой значимости народной жизни, обычаев, традиций, что было сопряжено с введением в башкирскую живопись новых ценностей, связанных с переработкой художественных приемов народного искусства.

Глубоко духовная, переплавляющаяся в изображение народной религиозности, направленность искусства Лутфуллина, сопряженная с поиском национальной пластической формы приближает его к «национально-романтической» идее творчества великого русского художника М. В. Нестерова, продолжает традиции отечественного национального изобразительного искусства.

 

Лилия Ахметова

Директор Стерлитамакской картинной галереи

искусствовед

В сети несколько работ удобно посмотреть тут http://artlibrary.ru/lutfullin