Выставка Андрея и Владимира Ветрогонских

36

Андрей Ветрогонский. Художник Андрей Ветрогонский принадлежит к поколению, начавшему свой творческий путь в конце 1970-х годов. В 1981 году он закончил факультет графики института им. И.Е.Репина, мастерскую своего отца — народного художника России Владимира Александровича Ветрогонского. Нелегкий процесс обретения творческой индивидуальности сопровождался у молодого художника чувством ответственности за профессиональный уровень своего искусства. Такая «высокая планка» объяснима вполне понятным стремлением молодого художника к самоутверждению рядом с творчеством отца, признанного мэтра ленинградской школы графики.
Пробуя себя в различных графических техниках, Андрей Ветрогонский быстро определил круг любимых мотивов и образов: питерские дворы, северные деревенские пейзажи, портреты близких людей, изыскано лаконичные натюрморты.

В 90-е годы Андрей Ветрогонский много работает на натуре, его привлекает возможность красочно и пластически выразить всю гамму ощущений, связанную с непосредственным восприятием природы, со сменой времен года, с ритмами современного города. Особенно ощутимо это в пейзаже — одном из любимых жанров Андрея Ветрогонского. Серии городских пейзажей, своего рода прогулки по городу, основаны на единстве сюжетных мотивов и бесконечном разнообразии живописно-пластических характеристик. Так, небольшая речка Карповка, предстает перед нами то загадочно холодной, наполненной голубоватыми сумерками, то пылающей в лучах предзакатного солнца, то освещенной золотистым сиянием опавших осенних листьев. Для Ветрогонского эти мотивы — своеобразный питерский вариант «Ста видов горы Фудзи». Он бережно фиксирует изменчивое состояние природы и придает этим подчеркнуто бессюжетным пейзажам конкретность авторского переживания и живописного видения.

В иной тональности пишет художник виды берегов Невы, ее набережные, мосты, протоки. Неяркие по колориту, решенные в серо-коричневой гамме с активным использованием черного цвета, эти работы подчеркнуто скромны и графичны. В то же время, неброская живописность этих пейзажей как нельзя лучше передает атмосферу петербуржского внесезонья.

Андрей Ветрогонский находится в расцвете творческих сил. В его полотнах и графических листах есть особое пристальное видение и эмоциональная наполненность. Обретение собственной интонации связано с устойчивым кругом мотивов, образов и художественных решений. Что, впрочем, не грозит опасностью творческого тупика — художник много и плодотворно работает в графике, ведет активную педагогическую деятельность. В его живописных работах усиливается образно-содержательное начало, пейзажи становятся источником для нового осмысления действительности, в них явственно ощущается жанровая эволюция, проявляются черты философского пейзажа, пейзажа-настроения. Когда-то М.Врубель назвал творчество «заросшей тропинкой к самому себе». Сохранив верность принципам своих учителей, обладая живостью и свежестью восприятия, Андрей Ветрогонский вот уже четверть века уверенно движется по этой тропинке навстречу своему зрителю и… самому себе.

Владимир Ветрогонский. Произведения Владимира Александровича Ветрогонского (1923 – 2002) являются художественным достоянием нашей Родины. Они отражают целую веху в истории нашего государства послевоенного времени. Несомненно, периодом наибольшего взлета мастера и художественного, и общественного стали шестидесятые-семидесятые годы. Его заслуги перед искусст­вом получают достойное признание. В 1976 году он получает звание профессора, почет­ное звание Заслуженного художника РСФСР, неоднократно избирается делегатом съез­дов художников РСФСР и СССР, членом правления Ленинградского Отделения Союза Художников и Союза художников СССР, становится членом-корреспондентом Академии художеств СССР.

В шестидесятые-семидесятые годы дыхание произведений Ветрогонского остает­ся свежим, современным, приметы времени всегда отмечены крупно. В начале шестидеся­тых годов художник задумал цикл графических работ под общим названием «По родному Северо-Западу». Он начал с того, что несколько лет подряд каждое лето совершал одно и тоже путешествие. Он шел в Череповец по Неве, через Ладожское озеро, по старой Мариинс­кой системе, по Волго-Балту. Постепенно приходило настоящее понимание жизни и при­роды, философское и эмоциональное осмысление всего, что встречалось ему на пути. Начали формироваться тематические серии. Первыми появилась двенадцать линогравюр, посвященных жизни металлургического комбината «Северная Магнитка» (1961), затем ри­сунки и акварели «На Волге сегодня»(1965), «Волго-Балт»(1972). В них, как и в других, созданных в эти годы («Кириши», «На Псковщине», «По фронтовым дорогам — сегодня», «Пикалёво») он каким-то непостижимым образом, избежал сюжетной литературности, прямолинейности, экзальтированного оптимизма. Наверное, потому, что художник никог­да ничего не придумывал, не ставил себе абстрактную задачу, а изображал то, что нахо­дил в окружающей жизни, отвечающее его представлением о добре и смысле бытия. Он был реалистом и никогда не пытался отказаться от своих убеждений или их как-то завуали­ровать.

В восьмидесятые-девяностые годы в творчестве Ветрогонского появилось новое настро­ение. Его восприятие жизни становится философским. И все это сразу отражается в новых произведениях. Теперь Ветрогонский в основном пишет пейзажи. Диапазон его пейзажных образов сужается. Теперь мастер спокойнее и глубже. В пейзажах все больше и больше акцентируется вечность природы. Ветрогонский создает своеобразные пейза­жи-новеллы, звучащие почти как музыка, так много он вкладывает чувства истинного восхи­щения, изображая утренний туман, или закат солнца, случайно набежавшую волну или ста­рую деревню с древними избами. Теперь Ветрогонский показывает свои произведения в Русском музее или Академии художеств. Он чувствует особенную ответственность не только перед зрителями, но и перед самими стенами уникальных художественных учреждений. Он позиционирует себя как мастера умудренного жизнью и знающего цену своему творчеству. Теперь больше места он отводит работам более значительным, отмечающим основные этапы в творчестве и оставляет как можно больше пространства для произведе­ний ассоциативных. Тончайшие пейзажи, написанные акварелью или выполненные в техни­ке литографии, приближают к душе художника, дают представление об отношении к жизни не меньше, чем когда-то серии знаменитых эстампов.

Ветрогонский отдал более пятидесяти лет преподавательской работе в академии художеств. Преподавателем он был самоотверженным, бесконечно преданным студентам. Начав с ассистента в мастерс­кой своего учителя А.Ф. Пахомова, художник стал профессором, руководителем мастерс­кой станковой графики и деканом факультета. Он говорил, что «ученики — это моя моло­дость, им я обязан тем, что всегда должен быть в форме». Продолжая традиции своих учите­лей Ветрогонский стремился научить их не только мастерству, но и привить понимание высокой миссии художника. Свое звание художника Ветрогонский нес гордо, и истово и искренне служил искусству. Признание его творчества и заслуг перед обществом неизмен­но к нему приходило. В 1993 году его избрали Действительным членом Российской Акаде­мии художеств. С 2005 года по водным путям любимого художником Северо-Запада стал ходить сухогруз — «Художник Ветрогонский».